АЛИМОВ

Алимов Игорь Александрович

Многолик:

  • Китаевед-древник. Область научных интересов: традиционная китайская культура X-XIII вв., китайские письменные памятники X-XIII вв. (в частности — авторские сборники бицзи 筆記), китайская сюжетная проза до XIII в.
  • Заведующий отделом Восточной и Юго-Восточной Азии Музея  антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. Доктор исторических наук.
  • Ученый-новатор. Именно по инициативе и усилиями Алимова увидело свет первое на русском языке, комплексное исследование, посвященное изучению туалетов и урн в культурах различных народов мира. С промежуточными результатами работы в этом направлении можно ознакомиться на отдельном сайте.
  • Организатор науки. Главный редактор научного альманаха «Петербургское востоковедение», соредактор журнала «Кунсткамера. Этнографические тетради».
  • Переводчик. Основные переводы с древнекитайского сосредоточены в книгах «Вслед за кистью 1» (1996), «Вслед за кистью 2» (2004) и «Лес записей» (2009). Некоторый опыт переводов современной китайской поэзии — сборник «Азиатская медь» (pdf), где Алимовым выполнены все подстрочники.
  • Издатель. Директор научного издательства «Петербургское Востоковедение», существующего с 1992 года, второго востоковедного издательства в современной России.
  • Писатель. Автор многочисленных рассказов, а также серии книг в жанре «двуллер» (dwooller). Один из консультантов переводчиков сочинений Хольма ван Зайчика, один из основателей Клуба русских харизматических писателей. И прочее.
  • Стойкий последователь зачинателя творческого метода «коммунистический индивидуализм» в поэзии Вениамина Гуся.

Родился в 1964 году. Как и все, ходил в школу, а точнее - в несколько (из одной, например, был изгнан за три двойки в году). В 1986 году закончил Восточный факультет Санкт-Петербургского (тогда Ленинградского и еще имени А. А. Жданова) университета (кафедра китайской филологии). Учился у Пан Ина, Е. А. Серебрякова, С. Е. Яхонтова, Н. А. Спешнева, Е. М. Шабельниковой, О. Л. Фишман, Л. Н. Меньшикова и конечно же у В. В. Петрова. Защита диплома происходила в напряженной обстановке: объем работы превышал 400 страниц, а неуемное желание объять необъятное внесло в нее свою лепту в виде досадных ошибок. Оппонент автора, покойный Виктор Васильевич Петров, человек глубочайших, энциклопедических знаний, с блеском справился со сложной задачай, в сорокаминутной речи и похвалив, и справедливо и безжалостно поругав автора.

В то же году впервые отправился переводчиком в Китайскую Народную Республику, где и пробыл вместо двух лет — месяц, добросовестно согласовывая планы восстановления доменных и мартеновских предприятий в городах Аньшань (Ляонин) и Баотоу (Внутреняя Монголия). Домны и мартены были построены в КНР нашей великой страной в период первой дружбы; однако в 1986 году контракт на их восстановление получили совсем даже немцы. (В этом вины Алимова нет ровным счетом никакой.) В Баотоу, перед зданием горкома видел большой памятник Мао Цзэ-дуну, отчего начал пить пиво. В Аньшани был зачислен в ряды почетных трудящихся рельсо-балочного цеха и получил по этому случаю офигенный нагрудный знак, который хранит в специальной коробочке. Вернулся на родину с твердым ощущением, что китайский народ совсем не таков, как о нем рассказывали преподаватели в университете. Последующие опыты показали: правда.

В 1987 году начал трудиться на ниве китайской этнографии в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН в качестве стажера-исследователя, за что спасибо покойному Рудольфу Фердинандовичу Итсу, каковой сумел разглядеть весь блеск молодого дарования Алимова. Открыл для себя много нового, о чем ни капли не жалеет. Бурно переводил и писал, но почти все попытки опубликовать сделанное наталкивались на горы препятствий, вполне характерных для тех лет. Желая развить науку до крайности, основал Лабораторию Теории и Истории Культуры, которая довольно успешно заседала в разных местах центральной части Санкт-Петербурга и тихонько готовила к публикации свои труды. Усилия увенчались определенным успехом: штудии членов Лаборатории увидели свет в совместном с уральскими философами сборнике «Человек. Философия. Культура», два выпуска которого (последний в двух томах) давным-давно вышли в Екатеринбурге.

1990—1991 годы провел в Китайской Народной Республике на историческом факультете Пекинского университета в обществе Е. Торчинова, М. Ермакова, А. Кобзева и разных прочих неплохих людей всяких национальностей (в том числе одного симпатичного корейца — южного; hey Jey!), немножко поездил по Китаю и почти все понял про китайский народ. Это время овеяно легендами и заслуживает отдельного, обстоятельного повествования, которое, возможно, когда-нибудь и случится. Тогда же всерьез заинтересовался китайскими туалетами и урнами.

В 1992 году, стимулируемый жаждой сделать что-то для неотвратимо погружавшегося в пучину перестройки санкт-петербургского востоковедения, вместе с группой единомышленников (А. Н. Ланьковым, С. Н. Сухачевым и Д. А. Ильиным) создал издательство Центр «Петербургское Востоковедение». Начало было положено первым выпуском одноименного альманаха, в настоящее время являющегося библиографической редкостью и вообще шедевром книгоиздания — своеобразным памятником молодым энтузиастам, имевшим на вооружении 286-ю машину с сорокамегабайтным диском и широким матричным принтером и — никакого представления о том, как надо издавать книги. (Для справки: к 2003 году вышло 10 выпусков альманаха, некоторые — более чем по 40 печ. листов.) В настоящее время можно смело можно утверждать, что издательство состоялось, сложилось и имеет вполне заслуженный авторитет в своей области — в издании литературы, в первую очередь научной, академической, по востоковедению. Многие книжные серии и издания «Петербургского Востоковедения» удостоены разных призов и грамот, в том числе международных.

В 1997 году защитил кандидатскую диссертацию со сложным названием «Авторские сборники бицзи как источник по истории и культуре Китая эпохи Сун». Защищался, ясное дело, по докладу, так как уже много всего успел опубликовать по теме.

Познакомился... э-э-э... в том же, кажется, году или несколько раньше с интернетом и нашел, что это неплохо, хотя и крайне беспорядочно, а местами — до обидного безалаберно. Попытался по мере сил навести порядок и с тех пор поддерживает существование как этого сайта, так и сайта «Петербургского Востоковедения», а также — страницы друга и соавтора Вячеслава Михайловича Рыбакова. О прочих веб-проектах умолчим, ибо внимания они явно не заслуживают, — кроме, пожалуй, «Клуба русских харизматических писателей», который вышел простенький и потому Алимову нравится.

Постоянно что-то пишет (главным образом, рассказы) и переводит (китайскую прозу сяошо и авторские сборники бицзи X-XIII вв.). Обо всем этом — см. библиографию и кой-какие тексты, выложенные на этом сайте. В 2000 году узнал, что Хольм ван Зайчик прислал его переводчикам первый файл, и с удовольствием согласился давать посильные консультации. Совместно с В. М. Рыбаковым наконсультировал семь томов.

В 2002 году с удивлением обнаружил, что издатели ван Зайчика испытывают интерес к написанному еще в 80-х годах эпохальному произведению «Пластилиновая жизнь» (dwooller), — тогда книжку постигла трагическая судьба: ловкие книготорговцы умудрились затопить почти весь тираж на складе, не заплатив за него ни копейки. Существенно отредактировал, а местами и переписал две первые части («Арторикс» и «Сарти»), а также доделал еще две («Клокард» и «Мистер Ду»; последняя — приквел из трех новелл, все они выложены на этом сайте, см. меню слева). Текст впал в удачный резонанс с широкой творческой натурой художника Воронцова, который снабдил его многочисленными, местами просто прекрасными, иллюстрациями.

В 2005 году был назначен заведующим отделом Восточной и Юго-Восточной Азии МАЭ РАН. С 2006 года взял привычку проводить пару недель апреля в городе-герое Пекине — в целях дальнейшего развития отечественного китаеведения, а также посещения книжных магазинов. В 2007 году участвовал в подписании договора о сотрудничестве с Институтом антропологии и этнографии АОН КНР, в рамках которой в 2008 году состоялась экспедиция в Синьцзян и Цинхай.

18 октября 2010 года защитил докторскую диссертацию по теме «Китайские авторские сборники X-XIII вв. в очерках и переводах». Примерно тогда же был зван в межавторский проект «Этногенез», куда написал три книжки под общим названием «Дракон».

В 2012 году взялся за написание истории китайских сяошо по крайней мере до XIII века: однажды решил как следует отредактировать предисловие к «Лесу записей», где об это сказано вскользь, да и увлекся. В результате в 2014 году вышел первый томик — «Сад удивительного. Краткая история китайской прозы сяошо I-VI вв.» в 592 с. Продолжает трудиться над танскими сяошо, но уже сейчас видно, что второй томик будет больше первого, поскольку объем материала слишком велик. Попутно вместе с М. Е. Кравцовой написал «Историю китайской классической литературы с древности и до XIII в.: поэзия, проза» в 1407 с. Соавторы далеко не всем довольны в этой книжке (очень сетуют на отсутствие указателей, на которые не хватило времени), а потому рассматривают возможность выпустить второе, расширенное и дополненное, издание в трех частях. Но это дело неопределенного будущего.

Женат. Давно перестал воспитывать взрослую дочь, за что ей спасибо. Двадцать лет терпел в дома одного кота: срун. Теперь терпит другого. Не дурак выкурить сигару и выпить пива виски — но только приличного. Update: с июня 2015 года полностью перешел с табака на парение, благо рынок электронных сигарет наконец-то достиг такого расцвета, что о подобном решении можно не жалеть. С удовольствием погрузился в мир модов, клиров, атомов и жижи.

Живет и работает в Санкт-Петербурге и по мере сил — в Пекине. Чему и рад вполне.

[Последние дополнения документа: 15.06.2015]

На следующей странице — вопросы с сайта «Открытый Питер» и ответы на них.